По поводу заседания № 13

13 сентября 2006 г. состоялось 13-е заседание Семинара ИСА, на котором был сделан доклад М.Ю.Реутина «Майстер Экхарт – Григорий Палама (К сопоставлению немецкой мистики и византийского исихазма)». Доклад состоялся по просьбе М.Ю.Реутина, который ранее не участвовал в работе Семинара и не был известен его руководителям. В соответствии с правилами Семинара, запись заседания была размещена на сайте ИСА; в дальнейшем, материалы этого заседания были опубликованы, вместе с материалами еще 6 заседаний и, разумеется, с согласия всех докладчиков, в специальном выпуске журнала «Точки – Puncta» (№ 1-4, 2008), подготовленном совместно ИСА и редакцией журнала, по инициативе редакции. Через значительное время после выхода публикации, несколько дней назад, руководители Семинара были информированы о том, что М.Ю.Реутин (отнюдь не обращавшийся к ним с какими-либо претензиями) выступил с протестом по поводу публикации его доклада, разместив данный протест на сайте Bogoslov.ru. Ознакомившись с протестом, мы нашли целесообразным дать на него краткий ответ.

1. Несколько путаный документ, созданный д-ром Р., соединяет и смешивает в себе, делая затруднительным их разделение, два принципиально различных дискурса и мотива: собственно протест по поводу определенных деталей публикации и полемику с научными позициями С.С.Хоружего, бывшего ведущим Заседания 13. Неуравновешенный стиль документа, выходящий за грани академической корректности, служит препятствием для ведения полемики с ним, однако в заключение мы все же коснемся и научных аргументов д-ра Р. Но, разумеется, первая и главная наша цель – ответ на протест.

2. Предмет протеста д-ра Р. – изменения, внесенные в запись заседания на стадии публикации текста. Сразу необходимо указать, что эта публикация стоит для нас в ряду многих аналогичных: получая регулярные предложения научных изданий о напечатании материалов Семинара, мы опубликовали к настоящему времени материалы свыше 20 заседаний и давно уже выработали свою концепцию и практику таких публикаций. Согласно этой концепции, Семинар ИСА – наш рабочий, проблемный семинар, и публикация его материалов – не что иное как дальнейший этап работы над темами заседаний. Это означает, что при подготовке публикации не только проделывается необходимая стилистическая редакция, но могут также оттачиваться научные формулировки, приводиться дополнительные детали и углубляться выдвинутые положения. Излишне говорить, что для каждого ученого при публикации его устных выступлений (лекций, докладов, интервью) полнейшее право на подобное совершенствование своего текста предполагается само собой и повседневно используется. При публикации материалов коллективных событий, каковы научные семинары, эта практика требует уточнений, однако их принцип достаточно очевиден: в отсутствие каких-либо особых договоренностей, каждый из участников события может изменять и совершенствовать лишь исключительно свой собственный текст. Данное правило при подготовке публикаций мы соблюдаем неукоснительно. При этом, ради полного отражения стадий работы, исходный текст, непосредственно прозвучавший на семинаре, сохраняется для всеобщего доступа на сайте ИСА.
Заседание 13 имело свои отличия: д-р Р. не представил доклада в точном смысле, но зачитал в полном объеме свою ранее опубликованную статью, весьма длинную и тяжеловесную для аудиодискурса. После подобной презентации, далекой от обычной живой диалогичности наших заседаний, дискуссии практически не было; последовали лишь краткий обмен репликами между докладчиком и А.А.Григорьевым и заключительное слово ведущего. Поэтому описанная стадия доработки материала для публикации в данном случае относилась лишь к этому заключительному слову. Нимало не отклоняясь от затронутых в нем тем, С.С.Хоружий отредактировал и расширил его, оставаясь, впрочем, в средних пределах наших семинарских дискуссий. Никаких иных изменений текст заседания не претерпел; в том числе, разумеется, не было изменено ни единой иоты во всем, что было сказано д-ром Р. (Понятно, что к техническим погрешностям на стадии макетирования, которые указывает д-р Р., ИСА не имеет отношения.)
В итоге, осуществленная публикация Заседания 13 полностью соответствует сложившейся практике Семинара ИСА (в чем легко удостовериться, сравнив любую публикацию заседаний с исходною версией на сайте). Равным образом, она полностью соответствует бытующим и общеизвестным нормам публикаторской практики. Но даже и более того: напомним, что в качестве доклада представлена была напечатанная статья с полным академическим аппаратом, изустный же вариант слова ведущего мог быть только простою импровизацией. С учетом этого явного дисбаланса, углубляющая редакция слова была уже не только правом ведущего, но и прямою необходимостью. — Ergo, мы не можем признать никаких оснований за протестом М.Ю.Реутина и категорически отвергаем его.

3. Возмущенные обвинения д-ра Р. направлены, однако, как против факта изменений в слове С.С.Хоружего (о чем, полагаем, мы сказали достаточно), так и против содержания этих изменений. В последнем аспекте протест a priori может быть и оправдан: скажем, в том случае, если в заседании звучала критика, полемика, и новая редакция задним числом меняет ее тон и/или контекст, дает новую окраску не только чисто научному содержанию, но и фигурам, роли каких-либо участников заседания. Д-р Р. именно так и стремится представить изменения; но это категорически не отвечает действительности. Начальный, изустный текст слова он упоминает скороговоркой как «и без того отрицательный». Заметим, прежде всего, что тут его стилистика откровенно фальшива, ибо за оборотцем «и без того» стоит принципиальный для дела факт: отзыв С.С.Хоружего был отрицательным и таковым остался – никаких изменений в этом главном пункте не произошло. Но мало того. Сравнение двух редакций легко показывает, что все акценты, все точки над i в критике С.С.Хоружего расставлены со всей ясностью уже в исходном варианте.
Предметы обсуждения в докладе и его критике не очень просты, однако логическая структура критики прозрачна. Ведущий, во-первых, характеризует позиции доклада как принадлежащие устаревшему этапу в исследовании исихазма и паламизма и, во-вторых, кратко описывает иные, альтернативные позиции, представленные и в его работах, но, прежде всего, в трудах основателей современного «неопатристического и неопаламитского» направления в православном богословии. В первом аспекте, исходная редакция слова ведущего именует научную позицию доклада «хорошо сохранившимся птеродактилем». Во втором аспекте, эта же редакция заключает, что при учете современной трактовки исихазма, «ответы практически на все вопросы доклада будут иными». При таких оценках, стоит спросить словами поэта: mein Liebchen, was willst Du mehr? этого что, мало еще? где здесь место неясности? Место остается лишь для научных уточнений – и именно их вносит окончательная редакция (смягчившая, кстати, резкость критики убиранием «птеродактиля»). После прозвучавших оценок, докладчик имел полную возможность ответа. Он воспользовался ею – и выразил благодарность ведущему. Вывод же снова однозначен: со стороны содержания, мы также констатируем полную безосновательность протеста М.Ю.Реутина и категорически отвергаем его.

4. Стиль протеста д-ра Р., как уже сказано, исключает цивилизованный разговор с ним. Можно об этом сожалеть, ибо затронутые темы существенны для науки, актуальны и в значительной мере открыты. На уровне общих слов, скажем, что доклад (точнее, статья) демонстрирует различные сходства и совпадения «немецкой мистики и византийского исихазма», возводя оба русла мистического опыта к неоплатонизму. Протест, отвечая на критику, вновь воспроизводит ту же аргументацию, указывая еще новые сходства, – и это, увы, показывает, что ученый ничего ровно не понял в критике. Вся суть ее и основа – тезис о том, что описываемый у Паламы христоцентрический опыт исихазма в корне отличен от неоплатонической мистики, он принадлежит иной опытной парадигме, «парадигме духовной практики», и конституирует иной дискурс. (Неоплатонизм тут понимается, конечно, в обычном смысле, его влияния на средневековом Западе реплика сразу же исключила из своего рассмотрения, и все о них рассуждения в протесте д-ра Р. – абсолютно иррелевантный «шум».) Данный тезис не мог, конечно, доказываться в реплике ведущего, которая здесь давала отсылки к современным «неопаламитским» богословам и «Феноменологии аскезы» С.С.Хоружего; стоит сюда добавить и его книгу «О старом и новом», где на с.388-410 подробно показываются именно парадигмальные отличия исихазма и неоплатонизма, мистики «Триад» и мистики «Эннеад», сводимые в оппозицию двух сжатых формул, Человек обоживается – Ум божествен. Эти отличия никак не исключают параллелей и сходств, многие из которых для любого исследователя очевидны – так, С.С.Хоружий уже давно писал: ««Эпистрофэ» неоплатоников… «теозис» патристики и «метанойя» аскетики, «искорка» Майстера Экхарта… – все это суть аватары трансцендирования» («О старом и новом», с.333). Но если налицо различие парадигм опыта, а с ними и дискурсов экспликации опыта, тогда компаративистская проблематика должна ставиться радикально по-другому! она обязана обращаться к самому опыту, zur Sachen selbst! Пытаясь же обойти феноменологию опыта, она остается методологически беззащитна – она не может доказать, что ее занятия суть нечто большее, нежели коллекционирование омонимов в разных языках. Таким коллекционированием можно заниматься долго, но если это наука, спросим – что такое начетничество?

P.S. Инвективы д-ра Р. затрагивают и другой осуществленный С.С.Хоружим проект, выпуск журнала «Символ» (№52, 2007), всецело посвященный исихастской традиции. Выпуск составлен С.С.Хоружим, и все его статьи либо специально подготовлены авторами, либо выбраны и предоставлены ими редакции по просьбе С.С.Хоружего. Самоочевидно, что это относится и к статье проф. А.Риго, предложенной им для данного выпуска; в ходе подготовки проекта, ее тема обсуждалась в переписке проф. А.Риго и С.С.Хоружего, а затем и при их личной встрече в Италии. В обсуждениях выяснились известные расхождения сторон по проблемам Ареопагитова дискурса в исихазме, остающиеся, однако, в пределах общего научного консензуса; невзирая на эти расхождения, С.С.Хоружий опубликовал перевод статьи А.Риго и в своей реплике на доклад д-ра Р. указал на эту статью как на лучшую новейшую разработку темы – разумеется, вовсе не утверждая совпадения ее позиций с его собственными (что было бы попросту нелепо, ибо он же и сделал ее текст доступным русским читателям).
Тема остается открытою, и Семинар ИСА готов служить местом обсуждения новых разработок по ней, независимо от их согласия или несогласия с мнениями руководителя Семинара. Такова простая ситуация, и в свете нее трудно назвать фразы д-ра Р., касающиеся Ареопагита, Риго и Хоружего, как-либо иначе нежели бессмысленными инсинуациями.

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.