14 ноября состоялось очередное заседание семинара. С докладом на тему “Личностная модель межрелигиозного диалога” выступил Сергей Владиславович Мельник, сотрудник Института научной информации РАН, исследователь межрелигиозного диалога и духовной традиции хасидизма (Хабад).

 

С.С. Хоружий, открывая очередное  заседание семинара, отметил , что тема доклада “Личностная модель межрелигиозного диалога” входит сразу в две линии работы семинара. Во-первых, личностная модель строится докладчиком на основании развития идей и подхода синергийной антропологии, что, безусловно, находится в зоне интересов семинара. А во-вторых, тема межрелигиозного диалога также небезразлична для семинара, поскольку синергийная антропология может внести в разработку этой тематики свои существенные добавления.

 

Как правило, идея межрелигиозного диалога в основном эксплуатируется инстанциями, которые занимаются не столько научной, сколько практической деятельностью, организуя различные форумы и мероприятия, посвященные этой тематике. Но по сути собственно научной, концептуальной разработки вопроса, как подходить к такому диалогу, до сих пор нет. Когда речь идет о контактах между религиозными традициями, для которых личностное общение — непременное условие внутритрадиционной культуры общения, то, казалось бы, логично предположить устроение диалога между традициями на личностном уровне. Но этого пока не происходит.

Обычно подобные мероприятия строятся по принципу формального взаимодействия. Наиболее распространена протестантская модель такого диалога. Каждый участник диалога выдвигает свои предложения по обсуждению темы, далее выбираются общие, схожие пункты и они становятся предметом обсуждения. Говорят о том, что есть общее в традициях, а отличия “оставляют за скобками”. Между тем, для того, чтобы контакт был содержателен, необходимо как раз разговаривать об отличиях, которые жизненно важны для традиций. Но “донести” этот жизненный смысл до других участников диалога каждый представитель традиции может, если он раскроет глубинное, личностное содержание своего опыта. И если такое стало бы возможным, то диалог перешел бы на другой уровень. Однако разработка принципов личностного общения между религиозными традициями — задача сложная. Докладчик попытался найти ответы на этот непростой вопрос.

Во введении к докладу С.В. Мельник подчеркнул, что в условиях глобализации современного мира степень взаимозависимости высока, поэтому тема диалога, общения между различными традициями и сообществами весьма актуальна. Понятие диалога имеет свою философскую традицию определения, что обычно исследователи не принимают во внимание. В литературе термин “межрелигиозный диалог” часто употребляется как синоним межрелигиозного общения для обозначения любой формы встречи между представителями различных конфессий. Но межрелигиозный диалог — это не просто беседа, а переговоры, направленные на сближение, носящие конструктивный характер. На современном этапе диалог — неотменимый инструмент организации социальной жизни, и потому требуется более детальная разработка концепции диалога и его институционального оформления. Ключевой вопрос этой разработки звучит так: “Какой язык позволит нам обсуждать наши расхождения, не прерывая при этом самого диалога?” Далее докладчик рассказал о том, как понимается межрелигиозный диалог в западной традиции ведения переговоров.

Главное препятствие в межрелигиозном диалоге состоит в том, что религиозное сознание стремится к абсолютизации своей традиции, настаивает на исключительности своей веры и ее превосходстве над другими. Спектр рецепции религиозным сознанием чужой традиции принято характеризовать двумя основными установками: эксклюзивизм (есть только одна истина, остальные религии ложны) и инклюзивизм (только одна традиция обладает полнотой, другие религиозные традиции, хотя и обладают истиной, но не полной). На современном этапе развития межрелигиозного диалога, который начался с проведением в 1893 г. заседания Всемирного Парламента религий, позиция инклюзивизма становится преобладающей. Отдельную линию развития этого диалога представляет экуменическое движение, родившееся в кругах американского протестантизма. Его цель — сближение, а в идеале объединение различных ветей христианства. Католическая Церковь на Втором Ватиканском Соборе также выразила свою позицию по отношению к межрелигиозному диалогу, которую можно отнести к установке инклюзивизма . В 70-ые годы к межрелигиозному диалогу присоединился и ислам. развитие межрелигиозного диалога — важное направление в глобальных стратегиях мирового сообщества, цель диалога — гармонизация отношений между религиями, играющими все более активную и весомую роль в решении проблем современного мира.

Далее докладчик рассмотрел различные стратегии межрелигиозного диалога. Одна стратегия, которую докладчик охарактеризовал как “секулярную”, направлена на обсуждение актуальных социальных проблем общества, в решении которых принимают участие и Церкви. Доктринальные вопросы на таких встречах принципиально не обсуждаются и остаются “за скобками”. Наряду с этой формой межрелигиозного диалога существует потребность в реализации и другой коммуникационной стратегии, затрагивающей принципиальные вопросы доктринального характера. Обсуждение вопросов, относящихся к самой “сердцевине” бытия религиозных традиций, позволило бы религиозному сознанию лучше понять смысл духовных исканий в других религиях, что повлияло бы и на гармонизацию их отношений на всех уровнях. Но это требует детальной концептуальной разработки новой модели такого межрелигиозного взаимодействия и выработки принципов диалога, позволяющего конструктивно выстраивать подобное общение.

Одной из таких моделей может стать модель личностного общения, опирающаяся на концепт духовной практики, разработанный в рамках синергийной антропологии. В этом подходе религия получает более широкую трактовку, где ведущая роль принадлежит духовной практике и духовной традиции. Синергийная антропология рассматривает религиозный опыт как целостный духовный феномен, и потому считает неверным отделять (как это пытаются делать, разрабатывая стратегии диалога) этические или интеллектуальные стороны этого опыта в качестве объединяющего религии момента . И в этом смысле синеригйна антропология служит основанием для иной, в отличие от формальной, модели диалога. Формальная модель строится по принципу выделения “общего знаменателя религиозных традиций”, относительно которого они могли бы придти к согласию. Цель личностной модели диалога иная: понять “другого”. Предпосылкой личностного диалога служит установка на “участность”, которую С.С. Хоружий характеризует как “открытость”, встречная размокнутость диалогических партнеров, готовность войти в опыт другого и разделить его.

Сергей Владиславович Мельник отметил, что личностные модели диалога существуют и в других подходах. Однако они рассматривают личность в социальном или психологическом ключе. В то время как синергийная антропология трактует личность в контексте духовного бытия. Конституция личности формируется в духовном опыте и все существенные ее моменты ”произрастают” из духовной практики. Для разработки стратегии межрелигиозного диалога эта трактовка личности принципиальна важна. Она сразу же обозначает тот контекст — духовный опыт личности, в котором предполагается выстраивать межрелигиозное общение.  Ключевой вопрос такого общения — духовное развитие личности — может стать тем “общим знаменателем”, который ищет и формальная модель диалога. Однако этот общий знаменатель — не формальный, а напрямую связан с сутью религиозной традиции. В кчаестве реализации этой стратегии диалога докладчик выделили три принципиально важных условия: 1) адекватное представление о “другом” (то есть изложение духовной практики); 2) установка “участности” (стремление понять другого); 3) видение схожести направленности и структуры духовной трансформации, которая задается духовной традицией.

С.С. Хоружий, комментируя этот раздел доклада, отметил, что формулировка задач диалога в терминах “стремления понять другого”, возможно не совсем точно характеризует личностную модель диалога, поскольку как бы сводит личностное общение к его интеллектуальной составляющей. Но ведь речь здесь идет о личностном соприкосновении, и для характеристики этого феномена требуется немного другая терминология. Требуется развить и терминологию, и риторику, и способы описания диалога в более интегралистстких, целостных характеристиках. Для характеристика личностного общения принципиально, что оно не сводимо к иинтеллектуальному взаимопониманию, оно целостное. Экзистенциальные, жизненные уровни в таком общении играют важную роль именно в деле его ”успешности”. Эмоциональный горизонт здесь неустраним, он обязательно должен учитываться. Как его описать и разместить в пространстве диалога — непростая задача. Внутри любой духовной традиции целостность общения стоит на первом плане, и это принципиально. Единство “ума и сердца” должно сохраняться и в пространстве диалога разных религиозных традиций. В формальной же модели обычно учитывается только интеллектуальный уровень, и это принципиальное отличает формальную модель от личностной. Личностный диалог — интегральный.

Далее докладчик рассмотрел, как может применяться модель личностного диалога на примере православия и хасидизма (Хабад).

Материалы семинара

Аннотация доклада

Скачать для прослушивания аудиофайл можно здесь.

Докладчик: Сергей Владиславович Мельник, сотрудник ИНИОН РАН, исследователь проблем межрелигиозного диалога, духовной традиции хасидизма (Хабад).
Электронный адрес: sermel05@mail.ru