В журнале “Вопросы философии” опубликована рецензия Юрия Владимировича Пущаева на книгу С.С. Хоружего «Фонарь Диогена. Критическая ретроспектива европейской антропологии»  (2010 г.)  Автор книги прокомментировал рецензию.  

 

 

Рецензия опубликована в первом номере журнала за 2012 год.
Автор: Юрий Владимирович Пущаев,  кандидат философских наук.

Рецензию можно прочитать на сайте журнала:

 

 

Рец. на кн.: С.С. Хоружий. “Фонарь Диогена. Критическая
ретроспектива европейской антропологии”

М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы. 2010. 688 с.
ISBN 978-5-94242-052-9

Ознакомившись с рецензией, Сергей Сергеевич Хоружий прислал:

Краткий авторский комментарий к рецензии Ю.В.Пущаева

 

Размещая на сайте ИСА, с разрешения редакции «Вопросов философии», рецензию Ю.В.Пущаева на «Фонарь Диогена», я счел полезным сопроводить ее небольшими замечаниями. Прежде всего, хотелось бы выразить автору искреннюю благодарность за его усердный и доброжелательный труд, за обстоятельное обсуждение, вовлекающее в свою орбиту не только «Фонарь Диогена», но и в целом весь проект синергийной антропологии. Но вслед за этим приходится, однако, сказать, что столь широкий размах обсуждения несет и свою опасность. Рецензируемая книга уже и сама велика и весьма насыщенна, она ставит перед собою масштабную задачу - осуществить рефлексию всего пути европейской антропологической мысли в свете ее сегодняшней ситуации, и она исполняет эту задачу в серии больших глав-персоналий, каждая из которых имеет свою нагрузку и свою интригу. Возникает риск, что рецензия, занявшись обсуждением проекта, упустит из вида само содержание книги; и, к сожалению, именно так и произошло.

В книге около 700 страниц, рецензия же разбирает из нее единственный раздел - начальный, о Декарте, около 70 страниц. И НИЧЕГО БОЛЬШЕ. Три главных раздела книги - о Кьеркегоре, Хайдеггере, Фуко. Можно сказать, что каждый из них - это особый суб-проект в рамках «Фонаря Диогена», в каждом заявляется и проводится новая концепция обсуждаемого автора, и вкупе, в них - ¾ объема книги и 9/10 ее идейной сути. Из рецензии же нельзя узнать и того, что они вообще есть в книге. В последнем разделе, о Фуко, дана также общая трактовка сегодняшней философской ситуации, дискуссия стратегий и перспектив развития философии; лишь тут весь описанный процесс предстает единством, разъясняется смысл и замысел всей книги. Тем самым, данный раздел - текст принципиального значения, и он уже получил свою особую жизнь: его английский перевод сейчас готовится отдельной книгой к изданию в США. Но все его содержание тоже не только не обсуждается, но и вообще не упоминается в рецензии.

Вывод же тот, что рецензия, увы, не может рассматриваться как рецензия на «Фонарь Диогена». Это - рецензия на раздел о Декарте, и плюс к тому - некоторая интерпретация моей философской работы в целом.

Эта интерпретация еще более нуждается в замечаниях. Она начинается с первой же строки, где я именуюсь «православным философом и богословом». Тут - очень неверная расстановка слов. Я - член Библейско-Богословской комиссии РПЦ, у меня есть богословские работы, и в них я, без сомнения, - православный богослов. Но в моих философских работах я не раз с согласием цитировал Хайдеггера: «Христианская философия - это деревянное железо». «Православная философия» это философия, что сделала своей природой, определяющим предикатом - «православность», то бишь внешнюю, внефилософскую норму, и с тем - перестала быть философией, перейдя в разряд имитаций и симулякров. И занимаясь - уж так сложилось - предметами многими и разными, я всегда тщательнее всего следил, чтобы каждый предмет в моих занятиях оставался самим собой, сохранял истинную свою природу. Опасности же подмены подстерегают повсюду; не далее как на последнем семинаре ИСА мне пришлось делать замечания совершенно аналогичные: что «политический исихазм» - это тоже «деревянное железо» (см. эти замечания). Исихазм должен быть исихазмом, и философия - философией! Поэтому в скромных трудах моих я посильно развивал философию, а не «православную философию», как в других работах не развивал «православного джойсоведения» или «православных исследований квантовой теории поля». И это - позиция продуманная и принципиальная; еще массу лет назад, почти юным физиком-теоретиком я писал в своей первой книжке о Флоренском: «Ничуть не о том должен заботиться христианин, чтобы из реторт или теорем извлечь «подтверждение христианства»». Вопреки рецензии, я отнюдь не подхожу с «православно-аскетическими разъяснениями» к философским проблемам, но, как любому философу положено, пытаюсь находить философские их решения.

Итак, «Фонарь Диогена» - философский труд, который ставит философские задачи; но какие - из рецензии этого не узнать. Она с первого же абзаца подменяет эти задачи книги, как и задачи всей моей синергийной антропологии, когда пишет: «Стержневая и определяющая линия проекта… анализ исихазма». Но к «Фонарю Диогена», на который якобы пишется рецензия, «анализ исихазма» попросту не имеет отношения, это книга о совершенно других вещах. Для всего же проекта СА, определяющей линией служит продвижение к потенцированию антропологии - развитию нового аппарата антропологической дескрипции, охватывающего весь комплекс гуманитарных дискурсов и представляющего антропологию как науку наук о человеке. Анализ исихастского опыта -  лишь стартовый плацдарм в этом продвижении.

Стоит также воспользоваться случаем и ответить здесь на конкретные возражения-вопросы рецензии. Они связаны с тем, что рецензент называет «проблемным пунктом синергийной антропологии»: с соотношением в ней эссенциального и энергийного дискурсов. Рецензия справедливо замечает, что «Фонарь Диогена» последовательно противопоставляет эссенциальный дискурс классической метафизики и сменяющие его неклассические неэссенциальные дискурсы, в первую очередь, дискурс энергии. Проблемный же пункт видится ею в том, что при этом, «стиль изложения синергийной антропологии и исихастской проблематики… весьма эссенциален». Ответить на это надо следующее. Во-первых, как мне уже приходилось объяснять [1], современная мысль, обнаруживая обширные сферы, где эссенциальный дискурс непригоден, вовсе не изгоняет и никогда не сможет изгнать его вообще и отовсюду. Это абсурдная задача! у него есть и всегда останутся свои сферы валидности, в которых его замена иным дискурсом была бы искусственна и контрпродуктивна. В частности, сама критика эссенциального дискурса, доказательство необходимости его смены, идентификация топосов неклассической реальности - априори все это вполне может вестись классическими средствами, в силлогистическом и эссенциальном дискурсе; и это попросту будет самокритика, привычное дело философии. Во-вторых, рецензия ошибочно связывает исключительно с классическим эссенциальным дискурсом использование «понятий и категорий». Понятия (концепты) могут иметь различную, не обязательно эссенциальную природу, и вне мышления в понятиях - только стихия восточного разума. В современной мысли нет более неклассического, вызывающе анти-эссенциального образца, нежели философия Делеза; но при этом, делом своим эта философия считает именно выделку концептов и работу с ними. Неклассические дискурсы европейской философии, в том числе, энергийный, строятся на концептах неклассической природы, которые отличаются иными правилами организации, иной, неклассической грамматикой дискурса. От этом пишет, в частности, «Фонарь Диогена», разбирая подробно, как Кьеркегор создавал свой экзистенциальный дискурс. И если бы рецензент прочел книгу - или хотя бы главу о Кьеркегоре - возможно, в  рецензии и не появилось бы «проблемного пункта»…

При всем том, в заключение я бы снова поблагодарил автора рецензии за его интерес и внимание к «Фонарю Диогена» и к направлению синергийной антропологии. В рецензии сказано многое, она явственно показывает, что книга и направление затрагивают широкий круг существенных и актуальных проблем; и можно надеяться, что ее появление даст стимул к их дальнейшему обсуждению.

С.С.Хоружий

______________________________________________
[1] С.С.Хоружий. Выготский, Флоренский и исихазм… // Антропологические матрицы ХХ века. М., 2007. С.127-129.