18 ноября состоялось очередное заседание семинара.  С докладом на тему “Суд и театр: эстетическая антропология права” выступил Ю.Ю. Ветютнев,  кандидат юридических наук, доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

Во вступительном слове Сергей Сергеевич Хоружий отметил, что правовая тематика - новая, но уже успешно развивающаяся в рамках семинара. Начало темы правовой проблематики в сфере синергийной антропологии было положено белорусским коллегой В. И. Павловым, который уже несколько раз выступал на семинаре.

Предлагаемый доклад - некий новый ракурс в продолжении правовой темы, объединяющий  правовую антропологию с театральной, которая, в свою очередь, постоянно присутствует в работе семинара.

Соединение линии правовой антропологии и театральной естественно по своей сути: заседание суда представляет собой особое театральное действо, которое всесторонне и ярко описано в отечественной и западной классической литературе XIX-XX вв. Можно смело утверждать, что феномен судейского заседания и сценического действия - слияние двух антропологических практик - есть не метафора, но прямое и непосредственное совпадение. Однако актуальным остается вопрос: свидетелями какого театра мы являемся в случае правосудия? Театра Станиславского или театра абсурда?

Предстоящий доклад интересен тем, что анализ тематики проводится изнутри, представителем профессионального юридического сообщества. Доклад Юрия Юрьевича Ветютнева — это подведение научного фундамента под понимание соответствия судебного и театрального действия.

В силу обстоятельств докладчик присутствовал на семинаре виртуально и общался с аудиторией по скайпу.

Ю.Ю. Ветютнев в начале доклада указал, что юридическая антропология в отечественной традиции - недавнее явление и сформировано оно в основном по образцам западной науки, представленной в трудах Н. Рулана, А. Ковлера и других авторов.

В свою очередь западное профессиональное сообщество понимает эту дисциплину прежде всего как исследование правовых порядков архаичных (традиционных) культур. Как следствие, собственно антропологические задачи самого западного сообщества с «правовым развитым сознанием» в рамках этого направления решаются лишь фрагментарным образом.

Правовая дисциплина современных сообществ минимально антропологизирована и в антропологическом отношении представляет собой обширное поле еще непроработанных проблем. Отечественная наука делает определенные шаги в этом направлении и данный доклад может рассматриваться как некая заявка в научном, в том числе и синергийно-антропологическом, оформлении проблематики.

Докладчик предложил следующую схему  антропологического исследования:
1) выделить из всей многообразной и эклектичной реальности права относительно компактную и доступную для наблюдения сферу - правосудие (судопроизводство);
2) выделить из сферы судопроизводства один аспект - эстетический, исходя из понимания эстетики, вслед за А.Ф. Лосевым, как «науку о выражении»;
3) в качестве инструмента познания использовать сравнительный метод и привлечь для сопоставления еще объект - театр, чтобы найти их общие черты и различия;
4) определить антропологическое содержание выявленных характеристик;
5) перекодировать полученные характеристики в терминах синергийной антропологии.

Докладчик уточнил, что под “эстетической характеристикой” в предлагаемом анализе понимается, согласно определению А.Ф. Лосева, ”наука о выражении”, т.е. форма, взятая в соотношении с контекстом, ее обрамляющим. Таким образом, при эстетическом сопоставлении речь идет о восприятии двух действий в их визуальном и вербальном аспекте.

И правосудие, и театр - это прежде всего зрелище, предполагающее рассматривание и разглядывание. И в судебном, и театральном действиях есть свои каноны оформления места, где оно происходит, требования к декорациям и облачению участников. Также имеются очевидные многочисленные параллели, касающиеся принципов вербализации происходящего, и в одном и другом действиях должно наличествовать искусство речи и устность в подаче материала.

И уже в этой первой характеристике можно увидеть явный антропологический «водораздел»: правосудие не включает в свою эстетику и этику (в том числе в визуальном оформлении процесса) такое важнейшее гуманистическое понятие, как «человеческое достоинство». На протяжение всего судебного публичного разбирательства ответчик, как правило, находится в клетке.

Следующая характеристика, взятая  докладчиком для анализа, - подражание или мимесис. Классические театральные системы опираются на подражание, которое понимается как воспроизведение некой (требуемой по сюжету) эмоциональной атмосферы, погружающей зрителя в определенное чувственное состояние, знакомое зрителю по реальному жизненному опыту. Именно на этом принципе основана система Станиславского. Иные — неклассические — театральные системы, как например система Мейерхольда, напротив, задаются целью подвести зрителя к такой эмоции, которая отсутствует или минимально представлена в его опытной жизни.

Между этими оппозиционными «полюсами» выстраивается шкала компромиссных целей и задач, по которой могут быть “разнесены” эстетические принципы различных театральных систем. Например, Б. Брехт ставил задачу: индуцировать жизненную эмоцию при обязательном (оценочном) дистанцировании от нее.

На примере древних (греческих и библейских) текстов можно выделить и подражание без акцентирования, выборочное подражание и смещение пропорций при воспроизведении связей между явлениями.

Переходя к анализу эстетических оснований судебного процесса, можно говорить о том, что его “театральность” непременно включает мимесис как дистанцированное  и выборочное воспроизведение реальности. Если театром воспроизводятся все виды мимесиса, то судебное разбирательство использует подражание для представления фрагментарной событийности, необходимой для сопоставления с  юридическими константами.

Следующая характеристика, рассмотренная в докладе, обозначена Ю.Ю. Ветютневым как конфликтность. Конфликтность есть основа театрального сюжета. Конфликт может быть заложен в сюжете как явно, так и имплицитно. Судебное заседание также и прежде всего конфликт: «состязание» истца и ответчика, в результате чего судебная комиссия выносит свое итоговое решение.

Следующая характеристика, рассмотренная докладчиком, — ролевая маска. Роль и в театре, и в суде определяется и вводится как единица общего смыслового сюжета, как часть  смысла самого действия, самой антропологической практики и в том и другом случае.

Кроме того, докладчик отметил, что обязательным условием для двух анализируемых антропологических практик является отчуждение актора от исполняемой им роли. Докладчик проиллюстрировал эту характеристику примерами из литературы и правовой практики.

В заключительной части доклада Юрий Юрьевич сделал несколько предварительных выводов, касающихся аспектов синергийной антропологии в театральной и правовой практике.

В частности он остановился на видах размыкания, характерных для театрального и правового действия, на их направленности и соответствующих предполагаемых последствиях осуществленной  (или возможной) синергии.

Во время обсуждения доклада участниками семинара были заданы и прокомментированы  вопросы, уточняющие отдельные положения приведенного оригинального анализа.

ВИДЕО СЕМИНАРА

АУДИО СЕМИНАРА

Фоторепортаж семинара