9 декабря состоялось очередное заседание семинара. С докладом “Божественный огонь как образ-парадигма христианской культуры” выступил  А.Д. Охоцимский (Центр Восточнохристианской Культуры).

В своем вступительном слове Сергей Сергеевич Хоружий напомнил о тесном сотрудничестве семинара с руководителем Центра Восточнохристианской культуры при МГУ Алексеем Михайловичем Лидовым, который является создателем нового направления исследования пространственных образов, названного «Иеротопия».  «Именно концептуальный, методологический и эпистемологический подход и новации, практикуемый Алексеем Михайловичем, наиболее близок духу и интересам нашего семинара, - отметил С.С. Хоружий. Сам Алексей Михайлович неоднократно принимал участие в семинаре Института синергийной антропологии,  сегодняшний же докладчик, Андрей Дмитриевич Охоцимский, доктор физико-математических наук, продолжает развивать иеротопический подход к анализу пространственных и динамических образов в Восточнохристианской традиции.

С.С. Хоружий подчеркнул, что наибольший методологический интерес вызывает новый концепт “образа-парадигмы”, который явно отличается от распространенной интерпретации образа как некоей идеи. Этот новый концепт предполагает (в отличие от идеи) удержание и такой характеристики как пространственность, топичность образа. Поэтому хотелось, чтобы докладчик подробнее остановился именно на этом аспекте.

Во введении к докладу, Андрей Дмитриевич Охоцимский пояснил, что сфера его интересов - образное мышление, которое хочется реабилитировать и утвердить именно как особую форму мышления со своими законами и логикой. Современная философия склонна рассматривать образность как предмет своего исследования, но не как метод. В досократические времена образное мышление сливалось с абстрактно-логическим. Наглядная убедительность была законным способом доказательства. Но философия развивалась, и последним “камнем”, разрушившим тезис о том, что наглядность лежит в основе научного доказательства, был переход от картезианской механики к ньютоновской. Если первая еще опиралась на наглядную убедительность, то ньютоновская механика уже была  чистой абстракцией. Примерно в это же время происходит трансформация математики из геометрии в алгебру, и наглядность “выталкивается с главной дороги на обочину”, хотя этот спор между наглядностью и абстракцией в научной аргументации и до настоящего времени сохраняет свою актуальность.

Похожая картина наблюдается и в религиоведении. Специалисты здесь прежде всего обращают внимание на тексты, из которых извлекаются вербальные концепты, подвергающиеся всестороннему обсуждению. Затем уже переходят к изучению явлений видимого мира — таких как исторические факты, произведения искусства, методы богослужения, обряды и т.п. И здесь образность оказывается на “втором плане”, отчасти потому, что нет ясной методологии в исследовании образности. Разработка концепта “образ-парадигма” это и есть попытка создать особый инструмент для исследования образности, и в частности религиозной. Концепт находится в процессе разработки, и потому не на все вопросы у докладчика есть ответы.

Если в философии образ традиционно принято считать отражением видимой реальности в сознании, то религиозная образность выражается в структурах, которые не являются прямым отражением видимого мира. “Образ-парадигма” — методологический концепт, который предназначен стать инструментом для изучения именно таких структур.

Религиозная образность — это в широком смысле совокупность образов, присутствующих в религиозном сознании, которая, по мнению докладчика, заслуживает того, чтобы быть самостоятельной областью исследования. Религиозная образность радикально отличается от образов в искусстве, которые являются отражением реальности. Например, художественный образ Джоконды не смог бы появиться, если бы не было реального прототипа, с которого писал портрет Леонардо да Винчи, а мы не знали бы об образе Джоконды, если бы Леонардо не написал ее портрета. В тоже самое время христианский образ Иисуса вполне конкретен, но он порожден религиозной традицией христианства в целом, со всеми ее компонентами. В отличие от образов в искусстве, религиозный образ как бы отделяется от своих источников и живет своей самостоятельной жизнью. Образ Иисуса удивительно независим от конкретных (временных, этнических и авторских) изображений. Даже в одной церкви мы можем видеть совершенно разные в изображении лики. Каждый иконописец и художник (например, иконы Рублева и картина А.А. Иванова)  видит Иисуса по-своему, но все же это один Иисус и его образ всех объединяет, являясь общим для всех. Это особенный тип образа мы и будем называть парадигматическим образом или «образом-парадигмой».

Далее А.Д. Охоцимский осветил историю вопроса, рассказав об  истоках возникновения данного понятия. Термин «образ-парадигма» был введен Алексеем Михайловичем Лидовым в процессе разработки концепции иеротопии. Иеротопия - это создание конкретных сакральных пространств, понимаемое как форма сознательной творческой деятельности, т.е. как своего рода искусство. Сюда относится строительство храмов, святилищ, сакральных ландшафтов, которые берутся как целое, в единстве всех своих материальных, идейных и образных компонентов. Создание каждого такого сакрального ансамбля именуется «иеротопическим проектом». Образ-парадигма - это образный стержень иеротопического проекта. Он вдохновляет на созидание и вызывается в сознании воспринимающих его верующих. Этот образ принципиально не иллюстративен, он нигде прямо не изображен, но верующие его знают, он не является для них новым.

Хрестоматийным примером образа-парадигмы является образ Небесного Иерусалима. Каждый храм является его воплощением. Святой Град нигде не изображен, но сам храм воспринимается как Небесный Иерусалим, образ которого уже присутствует в сознании верующих. Этот образ может возникать и в мистическом опыте при индивидуальной молитве, и в процессе обучения, и в литургическом опыте, и в опыте медитации при рассматривании картины  — т.е. в самых разных ситуациях.

Далее докладчик подробно остановился на свойствах образа-парадигмы, которые его определяют.

Первое - это множественность источников образа-парадигмы. Парадигматический образ порождается всей совокупностью компонентов религиозной традиции (молитва, обучение, чтение, литургия и т.д.). Образный «багаж» верующего накапливается и обогащается в течение всей жизни. Образы переживаются снова и снова и оказываются важной частью «пищи духовной» ради которой и приходят в храм.

Второе свойство - неиллюстративность. Образ-парадигма как бы «самостоятелен» и в сознании не привязан к конкретным изображениям или символам, но при этом как бы “вспоминается”, может вызываться по ассоциации. Например, образы святых при почитании мощей: человек способен «вспомнить» святого, его деяния и подвиги, глядя на фрагмент святых мощей в реликварии.

Третье — коллективность. Образ-парадигма может быть основой духовного резонанса, порождать его и/или порождаться им. Образы-парадигмы следует отличать от архетипов К. Юнга. Можно сказать, что если архетипы - это коллективное бессознательное, то образы-парадигмы - это коллективное сознательное. Они порождены осознанной системой представлений, общей для всех верующих.

Четвертое - визуальность в генезисе. Отправной точкой в генезисе образов-парадигм могут быть изображения икон. Введенное понятие особенно хорошо работает в христианской традиции, которая в существе своем опирается на нарратив, визуальность. Очевидно, что в христианстве догмат Боговоплощения способствует развитию образной визуальной составляющей религиозного сознания. Образность рождается и самой Библией, которая представляет собой или описание реальных событий или подробное описание видений.

Пятое - образ-посредник. Религиозные образы выполняют в верующем сознании медиативную функцию, соединяя мир земного и мир божественного. Используя терминологию А.  М. Лидова, можно сказать, что религиозная образность принадлежит сфере «иконического».

Шестое свойство - это особое сочетание религиозной идеи и чувственности. Характеризуя это свойство, докладчик отметил, что здесь он отчасти отвечает на вопрос С.С. Хоружего о соотношении образа и идеи. Образ-парадигма — не просто “абстрактаная идея”, это идея-видение. Образы-парадигмы представляют собой сложные мысленные конструкции, в которых чувственные и эмоциональные аспекты как бы нарастают вокруг идейного стержня как мясо вокруг скелета. Образное наполнение придает образу-парадигме жизненность и субстанциальность, тогда как идейный стержень придает определенность, оформленность, стабилизирует его и укореняет в совокупности идей, составляющих религиозную парадигму.

Далее, Андрей Дмитриевич подробно рассмотрел различия образа-парадигмы в религии и образа в искусстве. Сопоставляя характерные черты образов в искусстве и религии, докладчик обратил внимание слушателей на различие критериев подлинности и ценности. Художественные образы рассматриваются как эманация личности художника: все, что создано им лично — подлинно. Копирование уже не считается искусством, если есть какие-то повторения, то это рассматривается как снижающее ценность художественного произведения. Что касается религиозных образов, то тут все наоборот. В их генезисе ценится традиционность, а новизна вызывает недоверие, рассматривается как плод индивидуальной фантазии. Массовое тиражирование приветствуется, а личность художника рассматривается как второстепенный фактор. Еще одно отличие — в религиозной образности нет оппозиции образ - зритель. Религиозный образ как бы вырастает из сакральной среды, в которую “вплетен” сам верующий, в отличие от музейной экспозиции, противопоставленной смотрящему на нее со стороны зрителю.

Также докладчик остановился на примерах использования образа-парадигмы в литературоведении.

Во второй части доклада концепт образа-парадигмы была рассмотрен на конкретном примере образа Божественного Огня в Ветхом Завете.

В презентации доклада были продемонстрированы сводные таблицы со статистикой упоминания Божественного Огня в библейских книгах, а так же предложена классификация  Божественного Огня в соответствии с его непосредственным действием и указанным Библией назначением.

Эта классификация оказалась очень полезной, так как из нее сразу стало видно, что огонь в Библии - это в основном не обыкновенный огонь (лишь 100 из 400 упоминаний - это просто огонь, остальные — чудодейственный огонь, который так или иначе выражает или выполняет волю Божью). Из этой аналитики ясно, что в Библии в основном содержится описание не физического огня, а огня как служителя Бога. Да и физический огонь присутствует в сценах, где тематически огонь рассматривается в контексте Божьей кары, наказания.  Свою классификацию А.Д. Охоцимский сопроводил изображениями известных христианских икон на ветхозаветные сюжеты.

Подводя итог второй иллюстративной части доклада, Андрей Дмитриевич отметил   актуальность разработки нового понятия. Образ-парадигма помогает описывать и анализировать религиозную образность как самостоятельный предмет исследования и как способ мышления. Использование этого понятия помогло увидеть за многообразными проявлениями огня в христианстве единый образ Божественного Огня. Этот огонь одновременно и карает, и очищает. Он является «служителем Господа», орудием Его правосудия, и, вместе с тем, образом Божественных свойств и Божественной любви.

Во время самого доклада и при его  обсуждении, участниками семинара  были заданы многочисленные  вопросы, уточняющие концепт «образа-парадигмы». В уточнению новой категории так же принял участие и автор концепта - Алексей Михайлович Лидов.

Сергей Сергеевич Хоружий в свою очередь подчеркнул невозможность введения образа-парадигмы Божественного Огня в богословский дискурс. Он подчеркнул, что «свет Фаворский» есть общепринятое в богословии обозначение Божественных энергий, но сам свет - это не есть догматическая категория. И вводить в догматику дополнительную  категорию - Божественный огонь - неприемлемо. Свет невещественный и нетварный - есть два разных предиката. И в пределах «невещественности» мы можем говорить, например, о разных видах огня. Однако о  нетварном огне говорить у нас богословских оснований нет.

Материалы семинара

Презентация доклада (иллюстрации)

ВИДЕО доклада

АДИО семинара с обсуждением доклада

Фоторепортаж с семинара