10 декабря состоялось очередное заседание семинара. С докладом “Человек и текст. Опыт герменевтической и онтологической эстетики” выступил поэт, философ, кандидат физико-математических наук Андрей Витальевич Бронников.

Во вступительном слове С.С. Хоружий отметил, что существует позиция, в которой теория текста рассматривается как объемлющая всю базовую философскую проблематику, то есть все в мире интерпретируется как текст. Однако синергийная антропология придерживается иной позиции. В логике синергийной антропологии возникновение темы текста, связано с формулой об изоморфизме структур поэтики и антропологи, использованной С.С. Хоружим в ранних работах о текстах Джойса. Речь шла о соответствии между поэтическими структурами, то есть структурами текста, и структурами личности и идентичности человека. Эта позиция исходит из представления о том, что текст пишет человек. Универсальная же теория текста исходит из иного предположения: о том, что сам человек является созданием текста.

В отличии от семиотического антропологический подход позволяет по-новому поставить задачу сопоставления поэтических и антропологических структур. Компаративистский анализ этих структур может решать как, условно говоря, “прямую”, так и “обратную” задачу. “Прямая” задача - это когда на основе анализа текста выясняется вопрос, какой человек “стоит за этим текстом”? Иными словами, прямая задача состоит в реконструкции антропологических структур, исходя из анализа поэтики. Это довольно стандартная процедура для литературоведения, никакая литературоведческая работа не обходится без такого анализа.

Но может быть поставлена и “обратная” задача, возможно, на первый взгляд кажущаяся искусственной: вот есть человек с определенной, заданной конституцией, спрашивается, какое искусство он будет создавать? Возникнет ли у него обычный “набор искусств”, будет ли он писать, например, музыку или нет? Вопрос небезынтересный и вполне законный, если мы исходим из антропологической основы.

Тут же возникает вопрос и о перцептивных модальностях; а также — будет ли его деятельность эстетическим актом, насколько это для человека органично, необходимо — все это остается неизвестным. Является ли этот род деятельности органичной человеческой манифестацией, суждена ли она человеку или это только эпифеномен, вызванный современным состоянием, как говорится, “производственных сил и отношений”?

Предваряя свой доклад, Андрей Витальевич Бронников, рассказал немного о себе и своем творческом пути и отметил, что он его эстетические изыскания опираются на герменевтическую философию, которую можно рассматривать как исследование онтологической эстетики. Докладчик сформулировал главный вопрос, его занимающий: может ли эстетика создавать опыт?

Например, Николай Гартман утверждал, что эстетика “нужна только философу”, а не поэту или читателю. И потому эстетика описывает прежде всего философский опыт. Философы рассуждали о том, чего человек может достичь в акте творчества. Однако классическая эстетика сводилась в основном к обоснованию категории прекрасного и других эстетических категорий. Гуссерль впервые заложил основы феноменологического подхода к эстетике, свободной от психологизации. ХХ в. принес понимание эстетики как метода построения возможных миров. В этом взгляде на эстетику ключевым моментом выступает такой процесс как “домысливание” при восприятии человеком произведений искусства. В этом подходе возникает возможность появления “онтологической эстетики”. Произведения искусства образуют особый вид бытия, которое реально в том смысле, что человек домысливает, дополняет этот объект искусства и делает его “своим бытием”.

Далее докладчик более подробно остановился на концепциях эстетической онтологии, представляющей воображаемые миры. Эта особая онтология, которая, согласно Н. Гартману, не может быть описана рационально.

Материалы семинара

1. А.В. Бронников. Краткие тезисы доклада 

Сайт А.В. Бронникова

Фоторепортаж с семинара

Вопросы к докладчику

Комментарий Е.Н. Ивахненко

Вопросы от Р.М. Руповой

На семинаре